Ассоциация Коллегия адвокатов
"Уральская межрайонная коллегия
адвокатов Республики Башкортостан"
8 (962) 529-23-83
круглосуточно
г.Уфа, ул. Новомостовая, 7

ОБЗОР АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН ЗА ЯНВАРЬ-ФЕВРАЛЬ 2015 ГОДА

20.03.2015


Обзор подготовлен в соответствии с планом работы Верховного Суда Республики Башкортостан на первое полугодие 2015 года с целью совершенствования практики рассмотрения уголовных дел судами республики.

Анализ изученных определений (постановлений), вынесенных судебной коллегией в январе-феврале 2015 года, показал, что районными (городскими) судами допускаются ошибки, как в применении и толковании норм материального права, так и процессуальные нарушения.

В данном обзоре приведены примеры апелляционной практики Верховного Суда Республики Башкортостан для изучения судьями республики, принятия к сведению и для использования в работе при рассмотрении уголовных дел.


  1. ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА


  1. Вопросы квалификации преступления


    1. По смыслу закона, дача взятки считается оконченной с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей.


По приговору Гафурийского районного суда РБ от 19 ноября 2014 года А. осужден по ч. 3 ст. 291 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере тридцатикратной суммы взятки 30.000 рублей.

А. признан виновным в совершении дачи взятки должностному лицу лично за совершение им заведомо незаконного бездействия – освобождения А. от административной ответственности за нарушение правил дорожного движения.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Судебная коллегия изменила приговор в связи с неправильным применением судом норм уголовного закона при квалификации совершенного А. преступления.

Из имеющихся в уголовном деле доказательств следует, что инспектор ДПС Х. фактически взятку от А. не принял, вызвал оперативно-следственную группу. Таким образом, умысел А. на дачу вятки не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам.

По смыслу закона, дача взятки считается оконченной с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей.

При наличии таких данных действия А. судебной коллегией были квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ как покушение на дачу взятки должностному лицу лично за совершение им заведомо незаконного бездействия – освобождения А. от административной ответственности за нарушение правил дорожного движения.

Дело № 22-701/2015


    1. По смыслу ст. 162 УК РФ под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.



По приговору Мелеузовского районного суда РБ от 11 сентября 2014 года С.и Б. осуждены по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Органами предварительного расследования обоим обвиняемых было предъявлено обвинение по ч.1 ст. 162 УК РФ.

Суд первой инстанции, квалифицируя действия осужденных как открытое хищение, указал в приговоре, что насилие, применённое обоими обвиняемыми в отношении потерпевшего А., не является опасным для его жизни.

Между тем, согласно диспозиции ч.1 ст. 162 УК РФ разбой есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

По смыслу ст. 162 УК РФ под насилием, опасным для жизни или здоровья следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Согласно исследованному в судебном заседании заключению эксперта № 755 от 3 июня 2014 года, потерпевшему А. в результате применения по отношению к нему физического насилия был причинён вред здоровью средней тяжести и легкий вред здоровью.

При наличии указанных обстоятельств судебная коллегия по представлению приговора отменила приговор суда и постановила новый обвинительный приговор, согласно которому С.и Б. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Дело № 22-923/2015


  1. Вопросы назначения наказания


    1. Назначение наказания в виде штрафа.


      1. Штраф, исчисляемый исходя из величины, кратной сумме взятки, устанавливается в размере до стократной суммы взятки, но не может быть менее двадцати пяти тысяч рублей и более пятисот миллионов рублей.


По приговору Ишимбайского городского суда РБ от 21 ноября 2014 года К. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере семнадцатикратной суммы взятки, то есть 7 000 рублей.

Судебная коллегия по апелляционному представлению прокурора изменила судебное решение в связи с неправильным применением судом первой инстанции Общей части Уголовного кодекса РФ.

Так, согласно ч. 2 ст. 46 УК РФ размер штрафа исчисляется, исходя из величины, кратной суммы взятки, но не может быть менее 25000 рублей, однако суд назначил наказание в виде штрафа в размере 7000 рублей.

Судом при назначении по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ наказания в виде штрафа применены положения, предусмотренные ст. 64 УК РФ, что не освобождает суд от обязанности учитывать размер штрафа, предусмотренный Общей частью УК РФ.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия в соответствии со ст. 389.26 УПК РФ усилила К. размер назначенного по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ наказания в виде штрафа до 25000 рублей.

Дело № 22-585/2015


    1. Освобождение от уголовной ответственности и наказания


      1. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой и средней тяжести.


По постановлению Аскинского районного суда РБ от 24 ноября 2014 года уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ, прекращено на основании ст.76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшим.

Суд апелляционной инстанции по представлению прокурора отменил судебное решение с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство по следующему основанию.

Согласно ст.25 УПК РФ, суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора, вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 УР КФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Статья 76 УК РФ устанавливает, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Данные требования закона судом не соблюдены.

Установлено, что приговором мирового судьи судебного участка по Аскинскому району РБ от 07 марта 2013 года Ш. был осужден по ч.1 ст.116 УК РФ к штрафу в сумме 5000 руб..

Из материалов уголовного дела следует, что штраф в сумме 5000 руб. был уплачен 18 октября 2013 года, отсюда на момент совершения Ш. преступления, предусмотренного ч. 1 ст.264 УК РФ, т.е. на 26 августа 2014 года, судимость по приговору от 07 марта 2013 года в силу п. «б» ч.2 ст. 86 УК РФ не была погашена.

Таким образом, Ш. не являлся лицом, впервые совершившим преступление, поэтому суд первой инстанции не мог прекратить уголовное дело и освободить Ш. от уголовной ответственности за примирением сторон.

Дело № 22-698/2015


II. ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА


  1. Общие положения


    1. Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве


      1. По смыслу закона высказанная в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция судьи относительно наличия или отсутствия события преступления и о виновности лица в его совершении, является препятствием для разрешения уголовного дела по существу этим судьей.


Согласно ч. 2 ст. 61 и ст. 63 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного дела.

 Исходя из положений ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации о праве каждого гражданина на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 01.03.2012 № 426-О-О признал, что высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения.

В силу приведенной правовой позиции судья в таких случаях не должен участвовать в дальнейшем рассмотрении уголовного дела, с тем, чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность решения, которое будет принято по этому делу, в конечном счете.

Между тем, суды не всегда соблюдают данные положения закона при производстве по уголовным делам.


Судебная коллегия отменила приговор Благовещенского районного суда РБ от 30 октября 2014 года в отношении Ч. и Б., осужденных по ч. 2 ст. 162 УК РФ, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства по основанию, предусмотренному п.2 ч.2 ст. 389.17 УПК РФ – вынесение судом решения незаконным составом суда.

Из материалов уголовного дела усматривается, что судьей, постановившим приговор, ранее была рассмотрена жалоба обвиняемого Ч. в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными действия (бездействие) следователя Ж., которая отказала в удовлетворении его ходатайства об исключении доказательств1. При этом, отказывая в удовлетворении жалобы обвиняемого, суд указал, что протоколы следственных действий соответствуют требованиям статей 166, 167, 173, 174, 187-190 УПК РФ.

Таким образом, при осуществлении судебного контроля в ходе досудебного производства, суд дал оценку доказательствам, которые в последующем были исследованы и оценены этим же судьей при постановлении приговора и явились доказательством вины осужденных в совершении инкриминируемого им преступления.

Вынесение постановлений с таким содержанием, в силу вышеназванных положений закона и позиции Конституционного суда РФ, исключало участие судьи при рассмотрении настоящего уголовного дела.

Между тем, данный судья принял уголовное дело к своему производству, рассмотрел его по существу и вынес в отношении указанных лиц обвинительный приговор, чем нарушил требования уголовно-процессуального законодательства.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия отменила приговор суда с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Дело № 22-179/2015


Судебная коллегия по аналогичному основанию отменила также приговор Миякинского районного суда РБ от 21 августа 2014 года в отношении С., осужденного по ч.1 ст.161, ч.4 ст.111 УК РФ.

Из материалов уголовного дела усматривается, что судьей, постановившим приговор, ранее вынесено вступившее в законную силу постановление о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого С. от 24 февраля 2014 года, где суд указал, что С. «совершил» преступления, предусмотренные ч.1 ст.158 УК РФ и ч.4 ст.111 УК РФ, то есть фактически предрешил признание С. виновным, что недопустимо и в дальнейшем лишало судью возможности рассмотрения уголовного дела по существу.

Дело № 22-1030/2015


  1. Судебное разбирательство


    1. Возвращение уголовного дела прокурору


      1. Неуказание в обвинительном заключении при описании преступного деяния места, время его совершения явилось основанием для возвращения уголовного дела прокурору.


По приговору Межгорьевского городского суда РБ от 21 ноября 2014 года К. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст.160 УК РФ.

В соответствии с ч.3 ст.389.22 УПК РФ судебная коллегия отменила приговор суда и возвратила уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом по следующему основанию.

Согласно п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.

Пунктом 3 ч.1 ст.220 УПК РФ предусмотрено, что в обвинительном заключении следователь указывает, в частности, существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Как следует из материалов уголовного дела, К. обвинялся в совершении присвоения чужого имущества, вверенного ему, с использованием своего служебного положения.

При этом ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении органом предварительного следствия место совершения К. преступных деяний указано не было. Не установлено и не указано оно и судом в ходе рассмотрения уголовного дела по существу.

Неуказание в обвинительном заключении при описании преступного деяния места его совершения не позволяет в соответствии с п.1 ст.228 УПК по поступившему уголовному делу определить подсудность данного дела и выполнить требования ч.3 ст.8 УПК и ст.47 Конституции РФ, предусматривающие право подсудимого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Дело № 22-1465/2015


Суд апелляционной инстанции также возвратил прокурору уголовное дело в отношении А., осужденной по приговору Кигинского район­ного суда РБ от 5 декабря 2014 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на основании следующего.

Признавая А. виновной в инкриминируемом ей преступлении, суд в приговоре указал, что 20 марта 2014 года А. распивала спиртные напитки в доме № <.> по ул. <.> в с. <.> Кигинского района РБ совместно с Г. и другими лицами. После распития спиртных напитков А. вышла в зал, где подошла к серванту и увидела в блюдце золотые украшения, принадлежащие Г. В это время у неё возник умысел на тайное хищение данных украшений. С этой целью 22 марта 2014 года около 16 ч. 40 мин. она, находясь в зале указанного дома, тайно по­хитила золотые украшения, принадлежащие Г.

Вышеуказанные сведения о дате и времени совершения преступления со­держатся и в обвинительном заключении по уголовному делу.

Таким образом, из содержания указанного процессуального документа и судебного решения следует, что А. упот­ребляла спиртное с Г. в его доме 20 марта 2014 года, а хищение золотых украшения совер­шила 22 марта 2014 года.

Между тем, как следует из материалов уголовного дела, в марте 2014 года А. была в доме Г. лишь один раз.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что допущенное нарушение создает неопределенность в сформулированном органами предварительного следствия обвинении, не позволяет определить пределы судебного разбирательства применительно к требованиям ст. 252 УПК РФ и ущемляют гарантированное обвиняемому право знать, в чем он обвиня­ется (ст.47 УПК РФ).

По указанным мотивам, с учетом положений ч.3 ст.389.22 УПК РФ суд апелляционной инстанции отменил приговор суда и возвратил уголовное дело для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Дело № 22-1450/2015




Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Башкортостан


1 Примечание: Согласно позиции Конституционного Суда РФ решения органов расследования об отказе в удовлетворении ходатайств участников процесса об исключении из материалов уголовного дела доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ не является (Определение от 17 февраля 2000 года № 84-О).

Комментирует адвокат


<- к списку новостей